Как помочь ребенку заговорить?

Есть ли о чем беспокоиться, если двухлетний ребенок ничего не говорит? Или может нужно просто подождать?
Если ваш ребенок говорит хуже, чем его сверстники, вам лучше не  паниковать. Но также лучше не игнорировать этот вопрос, потому что за этим, может быть что-то более серьезное: например, потеря слуха, неврологические расстройства или общая задержка развития.

Если ребенок уже начал говорить, и в течение некоторого времени без видимой причины он говорит явно меньше (используя несколько слов, он остановился или только говорит «да»), это серьезный сигнал для принятия быстрых действий. Такого малыша должен увидеть не один педиатр или психолог, а команда специалистов, диагностирующих аутизм.
Иначе выглядит то, когда ребенок испытывает стресс, например-после пребывания в больнице, разлучения с матерью, первых недель в детском садике. Может случиться, что из-за стресса, ребенок перестанет говорить или будет говорить только с избранными людьми (например, с матерью, но не с няней), или только в определенных ситуациях (например, дома, но не в детском садике). Это переходное состояние, и ему требуется больше помощи от психолога, который поможет родителям преодолеть кризис.

Однако если вы с ребенком обращаетесь к специалистам: логопеду, психологу, неврологу, фониатру, и они не обнаруживают никаких причин задержки речи, это не значит, что нужно сидеть и ждать.  Уже всем таким двухлетним детям лучше помогать на всякий случай.
Бывает что родители ребенка слишком заняты ролью учителя. Они говорят ему повторять слова, просят называть предметы на картинках, учат. Они не  перестают говорить с ним, даже на мгновение, пока он не научится говорить. Эмоциональный климат меняется. И это хороший климат, когда родители в восторге от ребенка и ласковы с ним. Это способствует развитию речи. Так что было бы хорошо, если бы родители не выпадали из своей роли. Учителя, тренеры и терапевты могут обучить многих детей, но внимание родителей не заменить.

Если ребенок не развивается нормально, то родители обеспокоены, и их страх действует разрушительно, иногда совершенно неосознанно,  они избегают контакта с ребенком, потому что это напоминает им о проблеме, которая причиняет им боль. Обычно ребенок, понимает, что мы ему говорим, но он не может использовать наши слова для построения своих собственных слов, потому что между его способностью говорить и понимать существует настоящая пропасть. Вот почему вы должны научиться разговаривать со своим ребенком, чтобы он получал от этого пользу.
Несколько полезных советов для обучения ваших детей.

Найдите как можно больше времени, чтобы поиграть с ребенком и следуйте за ним. В настоящее время мы не реализуем наши собственные идеи, такие как: «мы устраиваем пазлы», «мы читаем книги», «мы строим из кубиков»,  мы внимательно следим за ребенком и следим за ним мы делаем то, что он хочет, то, что его интересует. Если он хочет бегать по комнате, мы бегаем с ним. Если он возьмет книгу, мы смотрим с ним. Когда ребенок делает то, что он хочет, а не то, что мы хотим, он доволен, и поэтому более открыт и восприимчив.

Позаботьтесь о физической близости и зрительном контакте лицом к лицу. Если ребенок сидит на полу, мы сидим с ним, мы можем даже лечь. Мы смотрим на его лицо и реагируем на все, что он нам дает, даже если это было сообщение без слов, жестов, бормотания, мимики. Мы подтверждаем каждое такое «утверждение», мы подтверждаем, предпочтительно, одним словом. Таким образом, ребенок получает сообщение: «То, что вы говорите, мне интересно». Если мама или папа, счастливые и улыбающиеся, смотрят на ребенка и пьют изо рта, это гораздо более эффективная поддержка, чем постоянный вопрос  «что это?».

Играем по принципу «или ты, или  я». Это может быть: бросание мячей в вас или строительство из блоков, кубиков. Такая игра напоминает разговоры, имитирует альтернативное восприятие голоса, сначала я что-то говорю, потом ты, снова я, снова ты. Вопрос ответ. Заявление реплика.

Не говорите очень много сами. Пусть ваши заявления будут очень короткими. Для начала одним словом. Ребенок что-то пробормотал, показывая плюшевого кота  мы говорим: «Котенок!». Ребенок: “мяу”. Мы: «Да, котенок, сделай мне котенка» (а не: «Хочешь взять этого котенка? Дай мамочке, положи его в кроватку»).

Поэтому вместо того, чтобы подтягиваться, обучаться, развиваться, мы должны опускаться до уровня ребенка и делать то, что ему интересно. Если, например, ребенок решил поиграть с клапаном на радиаторе, мы можем присесть и присоединиться к его веселью.

Проведение такой терапии требует усилий, сосредоточения внимания на ребенке, контроля за собственным поведением, но дает ощутимые результаты. Дети прогрессируют, а мамы больше не чувствуют себя беспомощными и потерянными. Беспокойство и чувство беспомощности исчезают. Дома может быть беспорядок, потому что вместо уборки, мама сидит с ребенком на полу и играет со струной, как будто ей два года, но они оба счастливы. Такая атмосфера обычно помогает разрушить внутренние барьеры, и ребенок постепенно начинает говорить.

Если мы хотим помочь ребенку преодолеть трудности с речью, мы должны понизить себя до его уровня и делать  то, что ему интересно.